[Русский]  [English]

Беседа о цветах и отражениях

Вилла в Крыму.jpg
Аристократичность композиционных решений, декоративная пластика рисунка, игра фактур и тонкость лессировок определяют манеру письма Натальи Родионовской. Ее картины – ассоциативные отображения вдохновенного восприятия мира, стремление увидеть замечательное в повседневном, обогатить фантазией пережитое. Эти работы, ласковопечальные или мягконасмешливые, откроются лишь искреннему взору. Иному зрению доступен лишь внешний, декоративный уровень смыслов и настроений… Пронзительные нотки импрессионизма, восходящие к Моне и Сислею, пропитаны тончайшим ароматом «искусства цветов и трав» средневековой Японии…  

Туманная прорисовка и европейское осознание того, что в японском искусстве пять столетий назад называли «кагэмиру» - «зеркальное отражение». Дословно – «тень видения». Не явное восприятие, а лишь намек – целостность, тщательно разбиваемая на множество зеркальных осколков ассоциаций… Пастельные тона, созданные многоуровневым, фактурным нанесением, обращаются в фарфоровонежные оттенки, о которых хочется сказать – «цвет свежих сливок», «цвет голубого крыла», «цвет весеннего ручья»… 

Картины Натальи Родионовской лишены живописной обыденности и окутаны изящной неясностью. Намек на прекрасный цветок, на Водяные лилиисловно из параллельного, «зазеркального» мира увиденный пейзаж… Не эстетствовать, а то, что именуют по-японски – «мияби» - «искусство любоваться прекрасным». Как у Сайге:

Увлечено цветами,

Как сердце мое могло

Остаться со мною?