[Русский]  [English]

Л. С. Тонких. 1997

Его кисти подвластно многое.…на этюдах

Маленький мальчик спокойно работал в шумной учительской. А на белом листе бумаги, лежащим перед ним, рождалось чудо – великолепный рисунок, исполненный с изящным мастерством: 2-х этажное здание старинной архитектуры, широкая улица, тоненькие стволы деревьев и маленькая лошадка, впряженная в сани…

Мастерство этого юного рисовальщика появилось довольно рано. Как-то после экскурсии по старой Москве он сделал рисунок, который отнёс в институт им. Менделеева. Это были уже исчезающие кварталы старой Москвы. Рисунок понравился и мальчика попросили сделать другой. Юный художник увлеченно рисовал, а сидящий невдалеке взрослый человек внимательно наблюдал за ним. Для него это была великая тайна постижения мира искусства. Это произошло много лет назад. Тем мальчиком был Бато Дугаржапов, а наблюдателем – преподаватель института им. Менделеева А. Греф. У того рисунка как и у мальчика, счастливая судьба. Рисунок до сих пор хранится в институте им. Менделеева. А мальчик давно вырос и стал прекрасным живописцем.

Биографические вехи молодого художника Бато Дугаржапова ещё не слишком велики, но уже значимы. Выставки в Москве и Париже. Творческие поездки по родной стране и за рубежом.

Уроженец солнечного Забайкалья, своё отрочество и юность он провёл вдали от родных его сердцу Агинских степей, поскольку в 12-летнем возрасте Бато начинает учиться в московской художественной школе им. Томского при институте им. Сурикова, где и раскрылось в полную силу дарование мальчика. Успешное окончание школы позволило ему продолжить своё образование в художественном институте им. Сурикова. В становлении Бато как художника значительную роль сыграли его учителя: Е. Максимов, С. Гавриляченко, К. Тутеволь, о которых Бато вспоминает с особой теплотой.

Живописная система молодого художника формировалась в русле традиций Левитана, Коровина, французских импрессионистов. У них он учился мастерству пейзажиста, постигая тайны композиционного построения пространственной среды, передачи прозрачности воздуха. Его живопись привлекает светлым мироощущением, манерой письма и колорита. Это проявляется и в пейзажах, и в натюрмортах, где он сумел выразить особую нежность, тонкость и очарование природы. Особенно запоминаются его пейзажи. Сочетанием красочных форм и пятен, художник создает иллюзию глубины пространства, движения воздуха, передает настроение. Он тяготеет к излюбленной гамме сиренево-розовых, бирюзово-голубых, серебристых тонов, хотя не исключает и звонких красочных аккордов.

Глицинии.jpg

Красоту природы России, прелесть её тихих вечеров и рассветов, таинственность вечерних сумерек, ночное небо воплощает во многих своих полотнах молодой художник. Чаще в них отражено кратковременное, мимолетное, почти ускользающее состояние, когда в вечерние часы, при которых неуловимо меняется освещение, изменяется и цвет предметов, а солнечные лучи до неузнаваемости преображают всё вокруг. Создается впечатление, что художник хочет не просто увидеть игру солнечных лучей на поверхности, но и изобразить её на холсте. («Тени», «Утро», «Уходящее солнце», «Вечер»). С особой легкостью и изяществом он создаёт законченный художественный образ природы, увиденный и возникший в цвете, свете и всей её жизненной трепетности.

….Все искрится в лучах солнца, даже там, где тень, сверкают отсветы и рефлексы. Краски, свободно раскиданные, ложатся друг на друга, спорят и вместе с тем образуют многоцветный ансамбль, в котором особое значение имеют переливы оттенков. Художник словно творит красоту мира прямо на глазах зрителя, создавая эффект соприсутствия. Такова «Глициния». Необыкновенная красота цвета, яркая передача света придают ей волнующее и неповторимое очарование…

А как романтичны его ночные пейзажи… Его расцвеченный огнями город вдали, словно манит и зовёт к себе. И мы вдруг явственно ощущаем, как художник с увлечением ловит ускользающие краски быстро густеющих сумерек. Нас привлекает река, темный цвет которой усилен сотнями бликов на поверхности воды. В синеву речной глади вплетаются мазки жёлтого, белого, зелёного, фиолетового, синего. Вся изысканная цветовая гамма держится на этой лёгкости исполнения.

Тематика работ молодого художника разнообразна, в них нашли отражение не только богатая природа страны, но и своеобразие архитектурного облика старинных городов и парков. Эти работы пронизаны тонким лиризмом, теплотой и гармонией красочных мотивов. Удивительно нежным чувством и любовью овеяны его картины, посвященные Москве, в которых художник стремится передать и неповторимые черты московских улочек, и сплетение нового с архитектурными строениями прошлого. В ряде работ он выбирает направление взгляда сверху вниз, при котором неба не видно. Его работы как бы написаны с высоты птичьего полёта. Поэтому и видим мы то крыши домов, а чуть вдали купола церквей, то верхушки деревьев. Художник словно вводит нас в жизнь большого города с его благородной тишиной старых улиц, задушевным покоем садов и строений, сочетая документальную точность с поэтической взволнованностью («Вид на крыши», «Замоскворечье», «Купол Ново-Иерусалимского храма», «Кадаши»). Его кисти присуща воздушная лёгкость, а изысканность цветовой оркестровки, богатство оттенков переходных промежуточных тонов, нюансированная система рефлексов, свободная манера письма не лишают и природу, и предметы осязательной убедительности. Даже в незатейливых картинах сельской местности художнику удаётся передать разнообразную гамму настроений и чувств («Провинция», «Двор фермера Базарова»).

Близка ему своей светоносностью, переливами красок и природа Крыма… Повсюду, насколько хватает глаз, расстилается пустынное море. Острые скалистые пики, выступающие из воды, похожи на статуи великанов. Тревожному состоянию отвечают и стремительно бегущие мазки синего, зелёного, фиолетового с резкими ударами белого – эти пенистые гривы волн. Мы не только видим, но и слышим шум моря, ощущаем холод соленых брызг… Всю силу и непосредственность первого впечатления от окружающего мира, остроту мимолетного взгляда, брошенного, как бы случайно, и стремится сохранить художник. Мир, как и море, предстает как непостоянное, вечно меняющееся, зыбкое явление. Тонко чувствующий и передающий различные состояния природы, художник воспринимает её глазами поэта-лирика.
Новый год в Санто-Маргарито

Но творчество молодого художника не ограничивается только пейзажем. Притягательной силой обладают и его натюрморты, отмеченные тончайшим вкусом, чувством гармонии и просветлённости. Его живописные букеты захватывают. Каждый из цветов, входящих в палитру художника, живёт сложной жизнью тончайших полутонов, завися и от световоздушной среды, и от соседствующих цветов, активно участвуя в тончайшей гармонизации колорита. Картина с букетом красива сама по себе, а мы вдруг явственно понимаем, что художник не только вдохновляется природой, но и стремится сравниться с ней.

Интересны и его портреты, в которых Бато старается соединить всё обаяние модели с поэтичностью образа. В юном милом облике чувствуется и скромность, и красота, внутренняя чистота, тихая печаль и какая-то загадка. Потому и вызывает «Портрет сестры» волну особой симпатии к себе. С удивительными картинами этого молодого художника вы можете познакомиться в областном художественном музее, где «все дарованные миру краски прелестные, разнообразные, опьяняющие предстанут перед вами с чарующей законченностью, изумительной яркостью и в бесконечном многообразии оттенков». Большинство работ, экспонирующихся на выставке, созданы на протяжении четырёх лет. Построенные то на мягких полутонах, то на ярких цветовых контрастах, картины подкупают своей искренностью, особой задушевностью и поэтичностью. Они полны несравнимого очарования, неповторимого изящества, даже элегантности, если хотите. Написанные не столько кистью и краской, сколько душой и сердцем, они очаровывают каждого, кто соприкасается с ними. И хочется пожелать огромного счастья и творческих удач художнику, имя которого звучит на многих языках европейских стран.

Научный сотрудник областного Художественного музея Л. C. Тонких